«К новым вершинам»

Всем пьющим, курящим и т.д., посвящается

 

В городе, вот уже который день шел дождь. Как неудержимый он поливал дома и дороги, скверы и парки. Небо, окутанное серой пеленой, помогало ему в этом безобразии. Эти два «разбойника», чувствуя свою власть, время от времени мерялись силой – то польется с недюжей силой, дождь, то небо, спрячется за стальными тучами. И куда там ветру до этой парочки, тужься – не тужься, а не разогнать. Весь мир скукожился от сырости и впал в хандру.


В одном тихом месте, а таких мест в каждом городе найдется несколько, дождь лил без особого энтузиазма. Он словно сострадал тем, кто волею судьбы, там оказался. Что тратить на них время и силы, все – равно не оценят. У них вечный покой, и свобода - от дождя, от туч и, от всего живого. Ну, разве только, смыть пыль с гранитных, и не очень, плит.


И вот, под одной такой плитой, на глубине не больше двух метров, отдыхала компания жирных червей. То что, на верху, шел дождь им было «до лампочки». Здесь всегда тихо и тепло. Для них главное хорошо покушать, а остальное - не важно.

Все, как один лежали животами вверх. Как не крути, но это была единственная поза, приемлемая сейчас.

- Ох, опять обожрался, - заныл один из них.

- А я, всегда говорила, - повернула голову дама червей. – Не жри так много - о здоровье думай.

- Зато у меня, «как в топку», - вмешался самый худой червяк, которого звали Тощий.

- Ешь не ешь, а все без пользы.

Дамочка заерзала на месте, и со знанием дела заключила:

- Радуйся, у тебя обмен веществ не нарушен!

-На себя посмотри, – сморщил кислую мордочку, Тощий.

Обжора с трудом перевернулся на бочок, скучающим взглядом обвел товарищей.

- Эх, друзья, …гик, - не сдержал «глубинный привет». – Скучно мы живем.

- Согласен, - неожиданно вмешался в разговор еще один червяк, которого звали – Умник. Не потому, что он где-то учился, нет, просто он всегда и главное легко, все объяснял. Откуда он черпал знание – неизвестно, но компания ему, беззаговорочно верила и внимала его словам.

- Да, романтизма никакого, - с сожалением поддержала дама.

- Хочешь, я станцую, - задергал всем телом, Тощий. – Будет веселее.

- Ой, - махнула пухленькой рукой дамочка. – Тебе бы только ногами дрыгать! Станешь в розтопырку, и ручками сучишь во все стороны. Танцует, он!

- Тоже мне, балерина нашлась, - обиделся Тощий. – А сама? При каждом движении у тебя бока трясутся! Не танцуешь, а жир перекатываешь, снизу вверх и обратно.

- Эй вы, танцоры, хорош спорить, - Обжора с трудом перевернулся на спину и зевая сказал: - Спать хочу!

- Вот, так всегда, - огрызнулась дама червей. – Вам бы пожрать и поспать.

 

***


Она обиженно фыркнула и, демонстративно покинула компанию. Но к сожалению, полной «демонстрации обиды» не получилось. Дама червей, гордо неся голову, совсем упустила из вида заднюю часть своего организма - та тащилась следом, плавно перетекала в разные стороны, застревала на поворотах и на всем протяжении пути, издавала определенные звуки, похожие на выстрелы крупнокалиберной пушки.


Сильная половина червячного населения провожала даму смехом и дерзким « улюлюканьем».

«Все мужики ...», - подумала дама червей и разлеглась на шелковой подушке.

Через некоторое время компания умолкла и маленькое пространство окутала тишина, лишь изредка слышалось сопение и причмокивание.


Не поддался всеобщей спячке, только Умник. «Да, уныло мы живем, думал он, никаких развлечений. Там, в мире людей, много соблазнов. А у нас, тишь да гладь. Схожу, развеюсь, может что-нибудь придумаю» Он перевернулся на живот и быстро покинул деревянное «помещение».

Много или мало времени прошло – неважно. Нагулявшись, ученый червяк, переполненный эмоциями и новостями, вернулся к друзьям.

- Эй, царство вечного сна, подъем – труба зовет! - прогудел он. – Ребята, я знаю, как нам развлечься.

Обжора лениво потянулся и бросив взгляд на возмутителя покоя, тихо, но злобно сказал:

- Че орешь? Не видишь, что - ль, народ отдыхает.

- Хана дрыхнуть, - не унимался Умник. – У нас « свежачок» появился!

Все, как один, встрепенулись и радостно зашевелились.

- Да ты, че? – гложили сомненья, Обжору. – Что-то, я марша любимого не слышал.

- Там дождь, - указал пальцем вверх, Умник.

- Да какая разница, - отозвался Тощий, и обратился к нему. – Ты, давай, повествуй.

- Так вот, - медленно заговорил ученый червяк. – Пока вы дрыхли, я мотнулся по округе. На той стороне, у березы, услышал подозрительный шум. – Компания напряглась. – Я, до безобразия обнаглел и, вылез наружу.

- Смело, смело, - задергал головой Обжора.

- Не перебивай, - возмутилась дама червей, которая незаметно присоединилась к компании.

- Вылезаю, - рассказчик умело нагнетал обстановку. – Смотрю. – Выдержал паузу. - А там, усопшего провожают в полной тишине.

- Фу, - облегченно вздохнул Обжора. – И что?

- Да когда такое было, – хмыкнул Умник.

- А может покойничек, марши не любил, – заинтересовано спросила дама.

- Похоже, – быстро согласился Умник. – Торопливо простились, наспех засыпали яму. - Лукаво стрельнул глазами и улыбнулся. – А вот, поминали, между прочим, неприлично долго и постоянно твердили: « Лежать ему, вечно!»

- Удивил, - с досадой ответил Обжора. – Все тут навечно!

- Так то оно так, - мудрено изложил умный червяк. – Но, потом, один из них, проговорился…

 

***


Компания, вмиг умолкла и уставилась на рассказчика.

- Усопший то, заспиртован! – радостно воскликнул ученый червь. - В его жилах текла, исключительно водочка.

- Простите, - нахмурила мордочку дамочка. – А нам какое дело, что у него, там текло?

- Никакого, - загудели остальные.

- Невежи! Спиртное и есть кротчайший путь к веселью! – воодушевленно изрек Умник.

- Короче, хотите развлечься?

- Да, да, - всполошились разом.

- Тогда вперед, к новым вершинам! – скомандовал Умник и рукой указал путь.

Но червячная компания, лишь посмотрела на указанное направление и осталась лежать на месте.

- Ну, чего застыли? - удивленно спросил Умник.

- Сомневаюсь, однако, - медленно заработал челюстью, «Обжора».

- А что такое, э..., водочка? – заинтересовано спросила дамочка.

- Средство от печали и тоски, - сказал Умник и привел последний довод. – Люди, абы что, в себя не вливают!

- Согласен, - в миг поддержал, Тощий. - Мы с тобой!


Червячки, дружной вереницей устремились за Умником. Он проворно передвигался, резво утрамбовывал грунт, давая возможность другим не задерживаться в дороге. Время от времени, делали остановки. Умник с упоением рассказывал о почивших в бозе, какими они были людьми и чего успели наворотить за свои длинные, а порой, короткие жизни. Червячки слушали внимательно, не перебивали, лишь изредка удивлялись его познаниям и остроумию.


Вскоре, компания преодолела глиняную почву, обошла стороной огромные березовые корни и врезалась в рыхлый грунт.

- Пришли, - оптимистично возвестил всю команду, Умник.

- Фу, а запах, - сморщилась дама червей. – Чем так несет? Умник, ты говорил, что нынеприставленный?

- Это, дорогая, флюиды алкоголизма, - со знанием дела, ответил ученый червяк.

- Заразно? – тут же полюбопытствовал, Обжора.

-Не боись, жирный, - шмыгнул носом, Ученый. – Лиха беда – начало! - Вдруг что-то вспомнил и треснул себя по лбу. - А тару? Мы, тару не взяли!

Все, как один, устремили свои взоры на единственную даму.

- Ты, рюмашки захватила? – строго спросил Обжора.

- Опаньки, - взвизгнула та. – Может, вам, еще и фужеры подать? - С этими словами открыла свой безразмерный ридикюль и проворчала: – Стаканами обойдемся.

- Ух ты! – потирая ладоши, улыбнулся Умник. – У нас, все, как у людей! Ну, что, бухнем за упокой его души?

- Мило, очень мило, - Тощий расставил стаканы и громко предложил: – Наливай!

 

***


Закружилось веселье под землей! Сначала, как водится, все вели себя скромно. Дама червей осторожно тянула стакан и пряча глаза, тихо говорила: « Мне чуть-чуть». Но после нескольких глотков пришла в неописуемый восторг и потребовала налить до «краев». Вскоре, пустив непрошенную слезу, объявила, что она всех чрезвычайно любит и каждого облобызала в макушечку.


Тощий пил дерзко: рывками подносил стакан за стаканом, шумно глотал и выпучив глаза кричал: « Хорошо сидим!»

Обжора вливал в себя, что оглашенный, без передышки. После каждого приема шмякал губами и твердил: «После первой не закусываю!». Так он считал до пяти, потом, как-то незаметно потерял счет, но не опечалился, а наоборот воодушевился и стал реветь, как марал в период гона.


А вот Умнику, спиртное не понравилось. После первого стакана, в его желудке что-то забурчало и заныло. После второго – глаза завертелись в безобразном хаосе. Где-то, на краю сознания, он помнил, что их было всего четверо, а на деле выходило – восемь. Умник пытался всех пересчитать и назвать поименно, но дальше четырех, дело не шло - память давала сбой. Он собрал «волю в кулак» и решил больше не пить, но друзья сочувствие не проявляли.

 

***


- Не могу, - закрывал ладошкой стакан.

- Ты нас уважаешь? – звенела посуда и переливалось нежное «буль-буль»

Умник, как мог, сопротивлялся, но шквальный напор друзей, нещадно рушил все его преграды и доводы. Казалось, что он несется в пропасть, еще чуть-чуть и сознание навеки покинет его. Но случилось, не иначе, как чудо - организм вдруг успокоился и завопил: « Еще!». Это обстоятельство, червячка искренне обрадовало. Поднимая полный стакан, он задорно кричал: «Чтоб всем хотелось и моглось!»


Через некоторое время, компания червячков, наконец, дошла до нужной «кондиции» и, в одночасье загрустила.

- Я, что-то не п-понял, - бычьим взглядом осмотрел друзей, Обжора. – А где веселье?

- Ух ты мой, сладенький, - дама червей, трубочкой сложила пухлые губки и впилась поцелуем в толстяка. Очевидно, таким образом решила поднять ему настроенье.

Тот, не оценил возвышенные чувства единственной дамы, резко отпихнул ее и вытирая брезгливо рот, прорычал:

- Отвали, кошка дранная!


Дама отлетела в сторону, но к всеобщему удивлению не обиделась, а наоборот, растянула рот в идиотской улыбке и причмокивая, подлезла к Тощему.

- Танцуй меня, танцуй, - соблазнительно пролепетала.

Тощий, просьбе дамы, внял - подхватил ее и закружил в медленном вихре. Конечно, их движения мало походили на какой- либо танец: они терлись спинами, толкали друг друга, падали и подымались, при этом, громко гоготали.

Не с того, не с сего, дама, отчаянно захотела добавить в их телодвижения, драматизма. И, она добавила! Чуточку отодвинулась от партнера, разогналась и всей тушей кинулась ему на руки, крича во все горло:

- Держите меня, ловите!

Драма свершилась, можно сказать, во всем своем трагизме!

 

***


Тощий, вероятно, еще что-то соображал, не до конца «пропил мозги», вовремя заметил, движущий на него, большой колышущий от жира, шар. Отскочил в сторону и тем самым, освободил дальнейший путь для дамы. Нельзя сказать, что данная особа, была уж, очень, ему благодарна за это, отнюдь! Она, впрочем, как тысячи других дам на свете, надеялась на то, что ее красиво поймают. Увы! Ее никто не собирался ловить, понимание пришло с запозданием. На ходу пыталась за что-то зацепиться, затормозить, но, то ли скорость была большая, то ли поверхность скользкой - неслась она без остановки.


Мужское население червяков, отреагировало своеобразно – молниеносно подхватили стаканы и радостно, под вопли, проводили темпераментную даму, в «последний путь».

Дама червей пузом проехалась по «поляне», кубарем свалилась вниз и затихла.

- Ребята, - запоздало проявил сострадание, Умник. - Может, вытащим ее?

- Спокуха, пусть валяется, - захихикал Обжора. – Нам больше достанется. Наливай!

Веселье продолжилось с новой силой и энтузиазмом, а на дне
деревянного «мундира», в тоске, лежала дама червей. В который раз, за сегодняшний день, с грустью подумала: «Все мужики …».

Она отчетливо слышала пьяный смех, бряцанье стаканов и понимала, что спасать ее, не будут. « Плевать, решила дама, сама выберусь. Ишь ты! Небось всю водку без меня вылакают. Дудки, вам!». И движимая воинствующими мыслями, она проворно полезла вверх, к ненавистной червячной компании.


Тощий, разухабисто наполнял стаканы, как вдруг, жадно глотая воздух ртом, появилась их единственная дама.

- Кто к нам пришел! - завопил он и быстро выставил еще один. – Штрафную ей!

Дама молча взяла стакан и залпом опрокинула все содержимое. На мгновенье замерла, прислушиваясь, как спиртное разливается по организму и довольно крякнула. Грусть и обида, чудесным образом исчезли - жизнь обрела прежние краски.

Червячки выпили «по одной», потом еще и еще. Но странное дело, чем больше пили, тем меньше веселились.

- Тоска зеленая, - раздосадовано изрек Обжора. – Умник, а ты уверен, что мы все правильно делаем?

Тот, почесал головушку и со знанием дела сказал:

- Вообще-то, после выпивки нужно покурить. Вот тогда вставляет по полной программе.

- А у нас, есть курящие «клиенты»? – задергался Тощий.

- Полно! – заверил ученый червяк, - Здесь рядом, через «холмик».

- Так чего сидим? - восторженно затрепетал Обжора и сорвался с места. - Вперед к новым вершинам!

Вскоре, преодолев небольшое расстояние, компания червяков была на месте. С первого нюха, им не очень понравилась атмосфера данного пристанища.

- Фи, - закрыла нос дама червей. – Чем тут воняет?

- Глупое создание, - сказал Умник. – Так пахнет никотин.

- Внюхаемся, - заключил Обжора и спросил ученого червя. – А че, нужно делать?

- В принципе, ничего, - ответил тот. – Затянуться и расслабиться. Сейчас сигаретку поищу.


С этими словами, Умник стал шарить в карманах усопшего. Вскоре, из недр пиджака, извлек сигарету и зажигалку. Компания дружно окружила его и замерла в ожидании нового удовольствия.

Умник резво щелкнул зажигалкой и поджег сигаретку с одной стороны. Замкнутое пространство постепенно окутал сизый дым. У всех защемило в глазах, и запершило в горле.

- Делайте как я, - с этими словами Умник присосался к фильтру и затянулся.

Пошла жара! Сильное население червяков воодушевилось и толкая друг друга, бросилось к вожделенной утехе.

 

***


Лишь дама червей, выпучив глаза от едкого дыма, удивленно взирала на друзей и не могла взять в толк, от чего такая радость. Те, по-очереди, подползали к сигарете, складывали губы трубочкой и пыхтели, аки паровозы. Затем, садились, закинув ногу за ногу и, со щенячьим восторгом делились ощущениями.


Долго оставаться в стороне, дама не смогла. Ее, распирало любопытство. Рьяно двигая жирной «кормой», она подползла к неизведанному удовольствию.

- Угостите даму сигареткой, - толкнула Тощего, как раз была его очередь, но саму даму, это меньше всего волновало.

- Куда прешь! – взвизгнул он и уперся тощим задом.

- Дамам нужно уступать, - натужно выпалила она, оттесняя нахала от сигареты.

- Я тебе в трамвае уступлю, - не сдавал своих позиций, Тощий.


Под задорный смех, остальные червячки в миг заспорили, кто из двоих, возьмет реванш. Победила сила! Даме червей, надоело телесное пререкание, одной рукой подхватила за шкирку худого червяка, раскрутила и, швырнула в сторону. Тощий, стремительно пролетел над головами товарищей, глухо ударился о деревянную стену и медленно-медленно пополз вниз.


Дамочка червей, на него даже не взглянула. Зачем? Перед ее взором, во всем великолепии, трещал маленький огонек, маня и призывая: «Попробуй». Она мило закрыла глазки, сложила губки «бантиком» и, прильнула к вожделенной сигаретке

.

Милое создание добросовестно втянуло в себя дым и, неожиданно быстро сцепила руки в области шеи. Ее, и так выпуклые глаза, невероятным образом вылезли из «орбит» и наполнились слезами. Эту красочную картину дополнял огромный рот, который странно двигался во все стороны, издавая при этом, нечленораздельные звуки. Вдруг, голова дамы импульсивно задергалась; тело, как-то не вовремя обмякло и не выдержав такой нагрузки, всей тушей упала ниц.

 

***


- Все, - заключил Обжора. - Отбросила копыта!

- Не может быть, - искренне удивился Умник.

Тут, расталкивая все на своем пути, показался Тощий. Увидел лежащую без эмоций дамочку, мудро изрек.

- За что боролась, на то и напоролась, хулиганка!

Но ученый червь не на шутку встревожился.

- Ребята, а вдруг у нее никотиновый удар?

- Это как? – повернули головы остальные.

- А я знаю? – развел руки, Умник.

Неожиданно для всех, дама червей изменилась в лице, шевельнула головой и разразилась надрывным кашлем.

- Эко меня «вставило»! – наконец пролепетала она.


Зависть, как известно, будоражит собственное эго. Пережить такой водопад «наслаждений», а если повезет, и в сто крат сильнее, изъявил каждый червяк. Подавляя крайнюю нетерпеливость, выстроились друг за другом и по-очереди, припадали к дымящей усладе.

Но вскоре, сигаретка ярко вспыхнула и погасла.


- Все! – мрачно сказал Обжора. - Не долго музыка играла! - Недолго фраер танцевал, - печально добавила, дама червей.

Компания приумолкла и погрузилась в уныние. Правда, дамочка время от времени нарушала тишину - жалобно всхлипывала и скорбно вздыхала.

- Может, вернемся и вмажем по стаканчику, - еле слышно, клянчила она.

- Прекрати ныть, - вспыхнул Тощий. Он оказался неустойчивым к женским мольбам.

- Хочется чего-нибудь, такого!

- А чего? - оживилась дама.

Но вдруг заметила, что Обжора и Тощий, слишком уж, подозрительно взирают на ученого червя. Тот, молча вобрал в себя голову, и о чем-то интенсивно думал.

- Чувствую, ребята, он что-то скрывает от нас, - догадался толстый.

- Неужели? – подскочила дамочка и всей тушей прильнула к Умнику. – Колись, дружок.

- Ох, - вышел из задумчивости ученый червяк и тяжело вздохнул. – Существует еще одно развлечение, называется: « Дурь».

- Погнали! – вскочил Обжора.

- Угомонись, - оборвал его, Умник. – Боюсь, эта вершина нам не по зубам.

- Не скажи, – громогласно заявил Тощий. – Мы же всеядные, забыл?

Ученый червяк посмотрел на друзей, их неугомонное стремление к новым ощущениям, мгновенно передалось и ему.

- Была не была, - смело махнул рукой. – По-правде сказать, я давно мечтал кайфонуть.

- Чего? – за всех спросил, Обжора.

- Ну, - чуть задумался Умник. - Это, когда от наслаждения «башню» сносит, вчистую.

- А, мою снесет? - насторожилась дама.

- Твою в первую очередь, – захихикал Обжора и тут же объявил: - Вперед друзья, к новым вершинам!

 

***


Дружною гурьбой, червячки понеслись на противоположную сторону «вечного пристанища». В дороге, Умник несколько раз пытался рассказать о судьбах «отдыхающих», но никто не желал слушать - обрывали на полуслове и торопили «вперед к неизведанному чуду».


Преодолев приличное расстояние, неуемная компания, добралась до заветной цели, но проникнув в «помещение», отчего-то замерла. Нельзя сказать, что это была обычная тревога, нет. Скорее всего, здесь перемешались чувства собственной значимости и предвкушение чего необычного и запретного.


- Меня «кумарит», - еле слышно сказал Тощий.

- А у меня «мандраж», - поделился своими ощущениями, Обжора.

Только даму червей, ничего не тронуло. Она зашмыгала носом, пару раз причмокнула и разочаровано вздохнула.

- Ну, - не мигая уставилась на ученого червя. – Где, твой загадочный кайф, чего-то не вижу.

- Перед тобой, - указал тот на почившего.

- Ты чего, - покрутила пальцем у виска. – «Дурь», где?

- Бестолковая, - занервничал Умник и указал на клиента. – Вот! Он, весь, с головы до пят и есть сплошная «дурь».

- О, так много и все нам! – довольно кивнула головой дама и обратилась к остальным: - Чего застыли? Вперед! Нас ждет… - Посмотрела на умного червя. – А что, ждет – то?

- Откуда, мне знать? – неуверенно ответил тот.

- Ты же умный, - зашевелился Тощий.

- Да, - поддержал Обжора.

- Оставьте его в покое. Он у нас умник-теоретик, - отозвалась дамочка и торжественно предложила. – Возликуем же, друзья!

Но с самого начала, ликование, как-то не получалось, все скромничали и, что греха таить, осторожничали. Расхожая фраза: «Аппетит приходит во время еды», сработала горазда, позже.


В этот раз, дама червей уступать мужчинам не собиралась. Первая испробовала сомнительное удовольствие и надо сказать, оно ей не понравилось. Даму, по-взрослому замутило, в голове что-то щелкнуло, а в глазах запрыгали маленькие искорки.

- Гадость, - кривя рот, сказала она.

- Что ты понимаешь, - осадил ее, Обжора. – Двигай ластами, нам больше достанется.

Дама червей недовольно фыркнула, отползла в сторонку и с нескрываемым интересом уставилась на друзей. Те, медленно погружались в «наслаждение». На их, бессовестных рожах с каждой минутой расцветала улыбка, которая излучала такое блаженство, что дамочку крючило от зависти.

 

***


Червяки безмятежно веселились, бестолково моргали глазками и хрюкали от переизбытка эмоций. Потом, отчего-то, их маленькие организмы взбунтовались и громко с надрывом, пришло избавление.

- Фу, - брезгливо протянула дама. – Как не гигиенично.

- Это с непривычки, - мудро изрек ученый червяк. – Скоро, ребята, мы в полной мере, испытаем необыкновенный заряд счастья и окунемся в абсолютно свободное сознание.

- Все, - отчего-то задрожала дама. – Пора домой, нагулялись.

На женский вопль, червячки отреагировали своеобразно - с новой силой и нескрываемой жадностью.


Вкусив «удовольствие», Обжора взглянул на даму раскрепощенными глазами и ритмично задвигался в ее сторону. На ходу, придерживая руками огромный живот и хаотично дергая, толстыми конечностями, он незамысловато заморгал.

- Здравствуй, здравствуй дом родной, вот я и явился,

С головы до ног живой, малость запылился, - зазвенел его писклявый голосок.

Тощий, как великий танцор всех печальных мест, не остался в стороне. Он стремительно завибрировал и выдал «на-гора» свое музыкальное произведение.

- Эх, жмур - жмурок, куда ты котишься,


Попадешь ко мне в рот не воротишься!

Вдвоем, под незамысловатый аккомпанемент, неистово закружились в танце, суча руками в разные стороны и задевая друг друга.

Вскоре, Тощему надоел дуэт и он, решил солировать. Будучи еще, в здравом уме и твердой памяти, он мечтал научиться бить чечетку, но мало в этом преуспел.

Конечности, странным образом заплетались, а при движении: «пятка-носок», всегда тормозили. Но сейчас он словно прозрел, ноги сами задергались как следует, выбивая при этом, витиеватые «кренделя».


Обжора, как настоящий друг, прекратил свои дикие пляски и воодушевленно поддержал его.

- Ла-та-ту-си, ла-та-та, - громко выкрикивал и бил в ладоши, что заводной.

- Что с ними? - спросила Умника, дама червей, который с упоением наблюдал за друзьями.

- Не дрейфь, любимая, - его глаза светились непокорным огнем. – Это и есть «кайф», или в переводе на нормальный язык – апогей веселья. Ты бы перестала капризничать и присоединилась к нам.

- Попробую, - быстро согласилась она.

 

***


Подавляя отвращение дама червей приложилась к «дури». И о счастье! Вместо ожидаемой мути к ней, ну просто на крыльях, прилетела нечаянная радость. Маленькое «помещение» в миг превратилось в необычайной красоты хоромы, червячки казались милыми и смешными. Задорная пляска Тощего и непонятные выкрики Обжоры, уже ласкали слух и бередили что-то внизу организма.

- Ну как, вставило? – наблюдал за ней Умник.

- Великолепно, - томно прикрыла глаза. - Я, сейчас, в состоянии бесконечной гармонии.

С этим прекрасным чувством, дама червей, словно молодая лань, бросилась к партнерам и заколыхалась в неуемной страсти.

- О-го-го! Мы есть, - хохотал безудержно, Обжора.

- Мы самые счастливые! – вторили другие.


Червячная компания куролесила так, что содрогалось все деревянное помещение. Кто знает, быть может, усопший хотел не раз и не два перевернуться, но неугомонные червячки, напрочь лишили его такой возможности.

Их веселье, словно волна в бескрайнем океане, то опускалась вниз, то, после очередной «дозы», поднималась ввысь. В маленьком пространстве звучало лишь одно слово: «Еще!»


Конец, увы, подкрался не заметно! Дама червей, первая задергала невпопад ручками и вскоре затихла. Вторыми оказались, Тощий и Умник – напоследок приложились лбами друг к другу и мирно вытянули ноги.

В свой последний момент жизни Обжора, ошарашено глядя на друзей, прошептал.

- Вот и главная вершина… - забился в конвульсиях и замер.

 

 

Мораль сей сказки такова: не стоит тратить бесценную жизнь на мнимые утехи и на искусственное веселье. В мире людей, всему должно быть место: и радости, и печали.

Думайте о себе, и .., о «братьях наших меньших».

 

 

Конец