«Осторожно! Желание!»

На землю опустилась ночь. Летняя, июльская. Жару сменила духота, окутавшая все живое липкой влагой.

ОН стоял у дерева и наблюдал за кучкой мужчин. Те устроились на лавочке в центре парка и выпивали. Видно было, что этим они занимались давно, не обращая внимания ни на жаркий день, ни на душный вечер. Их волновали лишь литры, волшебным образом исчезающие в их бездонных глотках.


Постояв немного, послушав пьяный разговор опустившихся мужчин, ОН решил уйти.

Сколько столетий ЕГО не было на Земле, а так ничего и не изменилось. Как пили люди, так и пьют, будто это единственное, зачем многие живут. Их руки поднимают только стаканы, их глаза видят только бутылки со спиртным. Существовать день за днем в пьяном угаре – главное и единственное желание. Ну что же, этих людей, можно поздравить, их желание всегда исполняется. Счастливцы? Возможно.

ОН снова осмотрел ночной парк, перевел взгляд на звездное небо, чему-то улыбнулся, и отступил от дерева. Сделал один шаг и замер.

- Вот, скажите, ...ик, зачем я живу? – неожиданно донеслись до него слова одного из “выпивох». А вот это уже поинтересней будет, задержусь.

- А чтобы пить, как можно больше, - захихикал второй.

- И как можно чаще, - подхватил третий, и рассмеялся своему остроумию.

- Эх, вы! Мы же проживаем пустые жизни, - пытался осадить захмелевшую компанию, первый.

- Послушай меня, пустой жизни не бывает! Есть только пустые бутылки! - И над ночным парком раздался пьяный гогот.

- Не хочу я такой жизни, не хочу, - шептал мужчина, вытирая ладонью неожиданные слезы.

ОН подошел ближе к компании, и принялся рассматривать того, что так внезапно проявил недовольство к своей жизни.


Так, дружок, за язык тебя никто не тянул. Не нравится жить, не умеешь ценить время, что ж, запомним твое желание. Ох, вижу в этом старом мире людей, ничего нового не происходит, все по кругу, только лица героев меняются, а глупость и тупость в вечном фаворе. Во все времена люди делились на два лагеря – одни, под тяжестью житейского груза, остро желают прервать свое бренное существование, другие – всеми правдами и неправдами цепляются за жизнь, боготворят ее и берегут.


Может чуть-чуть пошалить? К примеру, вот этому спившемуся мужчине, жизнь в тягость, а есть, уверен, тот, кто возносит сейчас молитвы к Всевышнему, о продлении жизни близкого. Так почему же не помочь, добрым людям? В конце концов, я давно никому не помогал, попробую совершить чудо. И признаться честно, меня давно волновали чувства, приходящие после сделанного чего-то хорошего. Вдруг мне понравится творить добро? Заделаюсь таким стареньким добрячком, буду вытирать слезки и сопли. Ох, что-то подсказывает, мне, такой благотворительности долго не вынесу. Но один раз попробую.

 

***

 

А на лавочке назревал конфликт. Всегда, когда они не допивали - спиртное внезапно и что удивительно, быстро

испарялось, а их заспиртованные организмы, требовали еще и еще – начинались разборки на тему: «кто больше выпил».

Вот и сейчас, ОН наблюдал за их бесполезным спором, но ждать, конца этой свары не хотел. Чем все это закончится, ЕМУ было известно.

ОН в последний раз бросил взгляд на подвыпившую компанию и направился к выходу парка. ОН шел, совсем не касаясь асфальта, ЕГО плащ тихо развивался от встречного скупого ветерка, ЕГО шляпа с большими и округлыми полями почти не дрожала от ходьбы и надежно скрывала лицо от редких ночных прохожих. К сожалению таковых было единицы, если и попадались навстречу, то быстро исчезали в полутемных парадных, или проносились мимо на своих машинах.

 

Вот незадача, и куда эти люди спешат?! Спать? И так треть жизни просыпают, нет бы, погулять, по ночному городу в обнимку с близким человеком, поделиться с ним, светлой мечтой, и под звездным небом, сказать слова любви. Эх, что-то с веками становлюсь сентиментальным, а спрашивается: « оно мне надо?». Скорее нужно найти человека, желательно страдающего, и главное отчаявшегося, неверующего ни в какие высшие силы. Человека, который в своих бедах, словно утонул в море слез и рыданий. Не скрою, очень хочется, что бы хоть один земной житель, помнил мое добро, и может когда-нибудь, люди поймут, что нет зла, ни на том, ни на этом свете. Выдумали страшилки, для запугивания слабых духом, что бы иметь неограниченную власть над подобными себе и миссией для верующих.

 

Не спешным шагом, иногда подпрыгивая и кружась, ОН незаметно для себя, очутился перед высоким зданием, в котором, несмотря на глубокую ночь, несколько окон переливались голубым неоновым светом.

- О, так это же больница! Как удачно! – громко воскликнул ОН, словно искал ее часа два, и, наконец, нашел.

На больничном дворе было темно, только у одних дверей, очевидно - дежурного входа, весели два фонаря, тусклый свет которых, боязливо, указывал путь к помощи. ОН подошел и аккуратно нажал на дверную ручку: та, издавая скрип, опустилась вниз, но ничего не произошло - дверь была закрытой.


Конечно, закрыта, а как иначе? На улице ночь, а если срочно нужно в это печальное заведение, вот с боку кнопка звонка. Звони, и тебе откроют. ЕМУ, сейчас это надо? Нет. В самом деле, не пойдет же ОН по палатам спрашивать: « Любезный, хотите еще пожить?» А если предположить, что там не один желающий? Как определить, кто из них достоин, по каким причинам выбирать того или другого, за какие заслуги? Нужно, по-другому. Было бы здорово, если все произошло само собой, скажем, вмешалась незаинтересованная сила. А что? Вот где, пригодился бы, его величество Случай! Все может быть, до рассвета больше двух часов.

 

***

 

Придерживая рукой широкополую шляпу, быстро спустился по ступенькам, и, кружась, словно в танце, удалился в темный угол больничного парка.

ОН спокойно стоял, подперев спиной одинокое дерево, смотрел на звездное небо и улыбался так, как будто знал, что, вскоре случится.

ЕМУ всегда легко было ждать, это время ОН заполнял мечтами и размышлениями: по настроению. А люди?

 

Они совсем не умеют ждать, считают, что это время прожито зря, упрекают опоздавшего, и что самое глупое - нервничают ожидая. А ведь все в мире людей, происходит не случайно, если пришлось кого-то ожидать, значит, Вселенная остановила тебя. Возможно, сделал что-то не то, а может, хотела оградить тебя от неприятности, или просто подарила время подумать, и принять судьбоносное решение. Человек как заведенный, сутками вертится в своих проблемах, в глубине Души, иногда, предчувствует плохое, а вот остановиться, прислушаться, не дать лавине бед, вынести себя из привычной жизни, всегда опаздывает. И потом, съедаемый болью и печалью, он как попугай твердит: «Почему, почему, почему?» Да потому! Учитесь ждать!

 

Прошло совсем мало времени, как вдруг ОН замер, медленно перевел взгляд в сторону дежурного входа и пристально уставился на больничную дверь. Внезапно та стремительно распахнулась и на пороге появилась девушка. Она двумя руками придерживала голову, где-то в районе лба, шаталась со стороны в сторону, и тихонько поскуливала. Девушка не обращала внимание на дорогу, она еле-еле переставляла ноги, цепляясь носками за тротуарную плитку, и утопая каблуками в щели между ними. Со стороны это выглядело, как-будто пьяная, загулявшая девица, после большого перепоя, возвращалась домой.

 

***

 

ОН и она - эти двое, находясь в одном месте, под ночным звездным небом, знали, что это не так. Всего пять минут назад, старенький врач, осторожно глядя ей в глаза, сказал, что надежды нет, и ей моментально, для чего-то нужно стать сильной. Для чего?

Все никак не могла вспомнить, и терла, терла лоб, а в висках стучал молоточек, отсчитывая минуты и секунды до чего-то необратимого.

ОН проводил ее взглядом до выхода из больничных ворот и решительно направился к остановке, зная, что она подойдет туда чуть позже. Теперь у НЕГО появилась очень важная задача, как сделать, чтобы девушка, хоть на минутку оторвалась от своего горя и… И что? Пока не знал. Нужно, очень нужно, ее желание, одно, единственное.

 

Уже стоя на остановке, ОН усердно вертел головой - идеи, одна за другой приходили, но тут же были беспощадно изгнаны за не реальность воплощения. Стук ее каблучков приближался, отбивая время, которое словно всадник, неслось по ночному городу. ОН неожиданно оглянулся на этот звук, и вдруг заметил на опоре навеса, одинокую, в нескольких местах порванную, бумажку.

Прекрасно! Это же объявление! И что же здесь написано: «потерялся…», ой, мне без разницы. Теперь на этом волшебном клочке бумажки, будет временно написано так: «Внимание! Безвозмездно отдам жизнь в хорошие руки! Единственная просьба – берегите и цените ее! Живите сто лет, за себя и за меня» А теперь моя дорогая и рыдающая, все в твоих руках – тебе лишь осталось на секундочку перестать плакать, поднять красные глазки и прочесть мое объявление. Смелей, красавица!

 

ОН, взмахнув плащом, быстро отступил в темноту придорожных кустов, и внимательно стал наблюдать за девушкой. А она подошла к остановке, все также плача, медленно опустилась на скамейку, и замерла, глядя в одну точку перед собой.

Ну вот «приплыли», так можно и до утра сидеть! Слышь, красавица, подымайся! Разве это нормально? Я, ей можно сказать счастье приготовил, вон оно колышется на столбе, а она занялась «точкосмотрением»!

ОН резко вышел из своего укрытия и встал во всей красе, перед девушкой, снял шляпу и кивнул головой.

 

***

 

Та неожиданно вздрогнула, бестолково захлопала глазами, и словно рыба, выброшенная на берег, принялась молча открывать и закрывать рот. Мгновение, и ОН бесшумно удалиться в тень, ее реакция была, такая как у всех, кто когда-либо ЕГО встречал. Девушка вскочила, бросилась к дороге, растеряно водила взглядом по сторонам, всматривалась в темноту – безнадежно. Она вздохнула и направилась к скамейке. Вдруг, на опоре остановки, увидела странную бумажку, которая сияла, желтым светом, и трепетала, несмотря на безветрие. Бумажка, манила к себе, звала, от нее исходил запах жизни и аромат надежды. Девушка, как зачарованная, подошла, и принялась читать.

 

Снова и снова, вот уже в который раз, она перечитывала это странное объявление, но разум отказывался принимать написанное. Она неустанно терла свои глаза, словно те были нещадно скрыты пеленой. Ей казалось, что это сон, вот сейчас, она проснется, и действительность всей своей тяжестью, опять навалится на ее больное воображение. А так хотелось чуда, и исполнения желания, единственного!

 

- И долго, она будет так стоять? Протяни руку, сорви, наконец, эту бумажку, - ОН топтался на месте, размахивал шляпой и сотрясал воздух, чтобы как-нибудь подтолкнуть эту заторможенную девицу.

Будто услышав его слова, девушка поднесла руку к бумажке и решительно сорвала ее.

- Дождался! Спасибо, - облегченно прошептал ОН.

А девушка, осторожно прижала бумажку к сердцу, украдкой посмотрела вокруг и тихо, сама себе, словно окончательно утверждая, сказала:

- Живой, живой.

 

И словно не было горя, словно одним взмахом крыла птицы Счастья, были высушены все женские слезы - она улыбнулась и бросилась к больнице, вторя на бегу, одно лишь слово: «любимый».

ОН смотрел ей вслед и понимал, что в будущем у нее все будет хорошо, и тот, за кого так убивалась, сделает ее самой счастливой. Они проживут вместе сто лет и уйдут с разницей в один день. Кажется, все женщины мечтают об этом, но всех осчастливить, невозможно.

 

***

 

А все-таки приятно творить добро, как-то зауважал себя любимого еще больше. У моих встречных, сегодня ночью сбылись желания: девушка получила назад возлюбленного, несмотря на то, что врачи были бессильны, мужчина из парка, так же получил, что желал, правда, в пьяной драке. Уж извините, как и где – указаний не прозвучало. Очень сожалею, но пока не все люди понимают, что жизнь великий дар, потеряв ее – не вернешь.

ОН вышел на дорогу, снял широкополую шляпу, и лукаво подмигнув кому-то невидимому, прошептал:

- Осторожно. Желание.

 

Город просыпался…

 

Конец